Мои 10 правил, чтобы не впасть в уныние после родов


Как вы встречаете свое тело после родов?

Картинка: Исцеляющие роды
Эта глава из книги «Исцеляющие роды»

Ольга Валяева - Как вы встречаете свое тело после родов?
Как вы встречаете своё тело после родов? С осуждением? С негативным отрицанием? Со стремлением срочно это изменить? Или же с принятием? С любовью? Благодарностью? Какая мысль и какая эмоция первыми проносятся у вас в голове?

Знаете, как бывает больно слышать женщин, которые своё тело ненавидят. Которые не хотят смотреть на себя в зеркало, называя себя жирной коровой или свиньей… Которые готовы сразу же лечь под нож хирурга, морить себя голодом, которые вспоминают беременность с такой же ненавистью…. А ведь это тело только что подарило жизнь другому человеку, сыграло огромную и важную роль… Разве можно это обесценивать или не учитывать? И как можно за это не благодарить?

Я не фанат королевской семьи Великобритании, но я очень и очень уважаю Меган Маркл за ее первый выход после родов, когда она — осознанно или нет — подчеркнула послеродовой живот. И показала, что это нормально. Что живот не уходит в мгновение ока даже у «избранных». Хотя ее за это и заклеивали — причём «добрые женщины». Мы все природой устроены одинаково. Дайте себе время. Дайте своему телу благодарность и тепло.

Мы все хотим быть красивыми. Это естественное желание для каждой женщины. Быть красивой. Быть любимой.

Но иногда мы сдаёмся и пасуем. Смотрим на себя в зеркало — и говорим себе, это ужасно, и я ничего не могу с этим сделать. Это точка. Начало конца. Точка, в которой вы свою красоту теряете. Когда ваше отношение к телу становится равнодушным, презрительным, ненавидящим.

Нет, смысл не в том, чтобы снова и снова бороться изо всех сил. Не в том, чтобы обязательно сделать что-то со своим «уродством» — будь то лишний вес, растяжки, диастаз или болезненная худоба, обвисшая грудь или шрамы, морщины или синяки под глазами.

Такая борьба — неистовая и с ожесточением — сигнал того, что отношения с телом далеко не дружеские. Это сигнал внутренней боли, симптом болезни души. И чем дальше, тем сложнее с такой болезнью жить.

Смысл в том, чтобы научиться смотреть на своё тело глазами полными любви. Любви, принятия и сострадания.

И из любви и сострадания, из благодарности — помогать своему телу, которое прошло огромный путь. В любом состоянии — смотреть с благодарностью! Это вообще замечательное и чудесное тело, которое служит вам верой и правдой и приносит удивительные дары.

Не ваше тело — проблема! А вы с телом вместе встретились с проблемой — и вместе пытаетесь ее решить. Вы вместе. По одну сторону баррикад. Понимаете? Вы помогаете ему стать здоровее, чувствовать себя лучше, быть энергичнее, восстанавливаетесь. Для этого вы выбираете для него самую лучшую еду, активно выгуливаете, водите на массаж, на другие процедуры. Для этого вы его очищаете, поддерживаете суперфудами, отдыхаете вовремя. Из любви! Не из ненависти или стыда!

Стыд и ненависть лишь усугубят проблемы и сделают путь к здоровью дольше и сложнее. И даже если ваше тело никогда не будет на 100 процентов таким, как до родов, это не повод его ненавидеть. Оно может стать ещё прекраснее. Другого тела у вас не будет, а это помогло вам стать мамой. Что может быть важнее?

Так встречайте тело после родов с любовью! С нежностью! С заботой! С трепетом! Как вы встретили бы своего ребёнка после труднейших экзаменов или марафонского забега.

С любовью. С заботой. С благодарностью! И оно ответит вам тем же. Постепенно, не сразу, разумеется. Не торопитесь! Дайте своему телу время. Дайте ему заботу. И научитесь быть ему благодарной❤

Женщина, которая ненавидит свое тело


Это глава из книги . Как и во всем цикле, это собирательный образ из разных историй совершенно разных девочек. Я объединила его для большей яркости, и чтобы этот собирательный образ смог затронуть разные души. И хоть написан он от первого лица, это не моя история, хотя в ней есть и мои «кусочки».

Я ненавижу своё тело. С самого детства оно приносит мне лишь разочарования и неприятности.

Когда я была маленькой, все были выше, а меня дразнили коротышкой. Помню, спросила у мамы, как можно вырасти быстро, и мама пошутила, что надо висеть на турнике вниз головой. И я висела каждый день, восприняв это всерьёз. Висела, висела и выросла. И вот в своём классе я самая высокая, теперь меня дразнят каланчой и дылдой. Я снова ненавидела своё непослушное тело, которое выросло больше, чем нужно и совершенно не вовремя.

Мне всегда казалось что тело моё — враг мне. Оно всегда преподносило сюрпризы и чаще всего неприятные. Прыщи и простуды на губах накануне свидания. Или веснушки, которые я отбеливала каждую весну. Грудь, которая выросла раньше всех. Попа, которая была то слишком плоской, то слишком толстой. Руки-крюки, ножки-веревочки. Мои ноги называли то куриными окорочками, то спичками, то велосипедом.

И никак из этого тела не выбраться, не избавиться от него, а договариваться оно не хочет.

Помню, как с остервенением выдавливала прыщи, и на коже оставались рубцы. Как зверски выдирала волосы с ног, терпя дикую боль почти с удовольствием — я мстила своему ненастному телу за все свои страдания, но волосы отрастали снова. Тело не хочет со мной дружить, оно ест больше, чем нужно и в самый неподходящий момент, а потом все это раскладывает по бокам, причем совершенно неравномерно.


Неужели нельзя было родиться нормальной и красивой? Моя сестра похожа на маму, и красивая. И глаза большие, и нос аккуратный, и волосы на теле не растут. А я папина дочь. Огромный шнобель, узкие глазёнки и повышенная волосатость. Где справедливость в этом мире?

Мама с сестрой всегда над нами с папой смеялись, называя нас орлами за профиль. А ещё они же нас дразнили мохнатушками. И многие мне сочувствовали. Бабушка однажды, собирая мои жидкие три волосинки на голове (вот почему не наоборот — лучше бы куча волос на голове и ничего на теле!), посочувствовала, мол, не повезло тебе, на отца похожа, была бы как сестра красавица, замуж бы проще выйти было, а теперь-то уже чего. Придётся жить и мучиться. Вот и живу. И мучаюсь.

Папа всегда виновато смотрел на меня, мол, извини, так вышло, не хотел. Мама в каком-то раннем возрасте поняла, что в нарядах для девочек я выгляжу мартышкой, и перестала даже пытаться, молча сочувствовала. Она учила меня краситься, скрывая недостатки лица, но я быстро поняла, что все моё лицо – один сплошной недостаток.

Нет, тело моё — определенно мой враг. Мне все время нужно было с ним бороться.

Прыщи, лишние волосы, потом лишний вес, слишком тонкие ноги и слишком толстая попа. Кроме того это тело всегда заболевало тогда, когда это было ни к месту. То на экзаменах, то во время каникул, даже на своей свадьбе я гуляла с температурой.

Чем дольше мы с этим телом вместе живем, тем больше я его ненавижу. Во время беременности я была огромной баржей, которая ни в один дверной проем не проходила. И конечно, после родов состояние моего тела — обнять и плакать. А точнее плакать и ненавидеть. Обнимать его — слишком много чести. Ненавидеть эти дурацкие растяжки, которые вылезли сразу же и превратили меня в полосатого тигра, хотя чем только я их не мазала. Эти свисающие бока и живот, которые никак не хотят быть такими как раньше. Эта обвисшая огромная грудь, которая каждую ночь заливает всю кровать молоком, и спать приходится в луже. Руки стали огромными от таскания ребёнка, спина колесом, под глазами синяки, волосы выпадают пачками. Красавица, тоже мне!


Муж завёл себе молодую и красивую и ушёл. Сын мотает нервы, а мне приходится работать и днём, и ночью, чтобы выжить. Работать там, где хорошо платят, хотя это совсем не моё. Мужчины нет и не предвидится. Кому я нужна такая страшная и уже «бывшая в употреблении»? Никому.

Я ненавидела свое тело и морила его голодом, но оно все равно не худело. Лишние килограммы прилипли намертво, и хоть что делай — бесполезно. Я ходила на самые зверские массажи для похудения и получала результат, но тут же снимала стресс самой гадостной гадостью, какую могла достать. То бургеры, то шоколадный торт, то жареная картошка. Остановиться было невозможно. А потом снова шла на массаж, где все тело покрывают синяками. Не меньше издевалась я над телом в спортзале с гирями и штангами, но оно стояло на своём. Не отдавало ничего, на контакт не шло. И я перестала пытаться, теперь просто не смотрю в зеркало и ношу только черное и мешковатое.

Когда нужно выйти на пляж, я испытываю огромный стресс. Ищу купальник, который бы все это утянул и спрятал. Но пока не нашла ничего подобного. И наверное не найду. Поэтому на море отдыхать не люблю.

Когда все фотографируются, я хочу провалиться под землю, чтобы не портить общего снимка своим жирным и страшным телом. На фотографиях я всегда получаюсь хуже всех, как бы ни старалась.

Я ненавижу свое тело. Оно надо мной издевается. Другое бы тело уже давно согласилось сотрудничать и похудело бы, подтянулось, а это — ни в какую.

Ещё и морщины. Ох, мне всего тридцать, а у меня на лбу морщины. Вот говорила же мама не морщить лоб! Так нет же, и вот мне тридцать, и я уже думаю пойти на какие-нибудь уколы что ли. Пусть в это глупое тело тогда иголками потыкают, раз оно по-хорошему не хочет. Глупое и уродское тело!

Я ненавижу своё тело, и оно отвечает мне тем же. И чем дольше я живу, тем холоднее наши отношения. Мне кажется у других тела посговорчивее и поприятнее. А моё становится лишь источником разочарования и боли.


Но я не могу ничего изменить, не могу прийти на базар и поменяться с кем-то телами. Могу лечь под скальпель хирурга, но есть у меня подозрение, что эта ненависть никуда не денется, и я всегда найду за что ненавидеть своё тело. Я словно заперта в пространстве, которое мне не нравится. Но выйти — нельзя.

Иногда мне кажется, что все остальные мои проблемы — в отношениях с мужчинами, с поиском своего дела, с ребенком — начинаются в той точке, когда я решила своё тело ненавидеть. Но наверное, мне это просто кажется. Причем же тут тело!

Ольга Валяева — valyaeva.ru

Пять навязанных мифов о женском теле, которые отдаляют нас от подлинной сексуальности

Триггер: сексуальное насилие
Однажды утром, когда мне было чуть за двадцать, я проснулась оттого, что парень, которого я считала своим сексуальным партнером, толкается своим стояком мне в бедро.

Ненавижу, когда парни так делают.

Не успела я ещё глаза раскрыть, как он уже на мне и пытается шорты с меня стянуть.

— Подожди, — подавляя зевок, говорю я. — Я ещё как бы не готова.

Он растерянно покосился: похоже, все эти метафоры про «разогрев» прошли мимо него.

— А что ты хочешь, чтобы я сделал? — спросил он. — Поцеловать тебя или чё?

Я уже представляю, как в этот момент все мои читатель_ницы с вагинами подносят руку к лицу от безнадёжности всей ситуации.

Вообще-то да, мне нужно, чтобы меня «поцеловали или чё». Но он считал (как это часто бывает), что моё тело работает так, как оно на самом деле не работает, и что признание моих потребностей «отдаляет его от цели».

И хотя это всего лишь один частный случай, идея заключается в том, что всю свою жизнь я слышу из каждого угла: «Твоё тело должно быть таким-то и таким-то. Это именно то, что однозначно привлечёт любого мужчину».

Привет, патриархат! Вот так встреча!

Есть миллион способов, как проявить патриархатное угнетение по отношению к женскому телу и сексуальности. Наше тело контролируют диеты, репродуктивные права и уличные домогательства. А сексуальность вообще ограничивают куча вещей: от идеи про «девственницу/шлюху» до фетишизации нашей квир-идентичности.

Пересекаясь, эти вопросы становятся только сложнее, ведь все те мифы о теле, которые нам навязывает общество, влияют на то, как мы проявляем свою а/сексуальность.

Женщин уже давно превратили в объект для удовлетворения мужских желаний и утех. Нас лишили способности познавать себя через призму своего опыта и заменили укоренившимся в массовом сознании стереотипами, которые пропитаны заблуждениями.

Как же тогда по-вашему нам выражать свою а/сексуальность, если наши отношения с телом развалены общественными стандартами?

Но, к сожалению, именно так работает ущемление: оно обезличивает нас.

Несмотря на то, что мы отличаемся от «идеального образа», патриархат продолжает промывать нам мозги по поводу того, как мы должны выглядеть и как себя вести, лишая тем самым человека права на физическое и а/сексуальное «я».

Нас закармливают этой горькой ложью, и мы начинаем сомневаться в своей реальности, хотя надо бы беспокоиться о системе. Поэтому давайте разберём пять самых распространённых мифов, которые рассказывают женщинам, и поймём, что они — полная чушь.

Миф 1: Если у тебя есть вагина, то выглядеть она должна «подобающе»

Начнём с того, что не у всех женщин есть вагина и не все люди с вагиной являются женщинами. Всё, точка. Гениталии и гендер не связаны по своей природе. Хочешь подробностей, предлагаю перейти сюда.

Вагина – не показатель того, что ты — женщина. А если ты фемин_на, это ещё не значит, что у тебя есть влагалище.

Из-за этих идей в нашем обществе считается «нормальным» и даже поощряется насилие над транс-женщинами.

Но даже если ты — женщина с вагиной, из каждого утюга тебе диктуют, как твоя «киска» должна выглядеть. К сожалению, стандарты красоты влезли и в наши чёртовы трусики.

Пять навязанных мифов о женском теле, которые отдаляют нас от подлинной сексуальности
© Giulia Bersani

Но послушай: твоя вульва прекрасна, и неважно, как она выглядит. Даю голову на отсечение — волосатая, пятнистая, несимметричная или с прыщиками, она — великолепна.

Стереотипный миф о вульве очень предвзятый. «Она должна быть маленькой. Она должна быть узкой. Она должна быть гладкой и никаких волос. Малые половые губы не должны выглядывать…» Ага, конечно, разбежались! Звучит так, словно общество пытается упорядочить наше тело: занимайте меньше места и как можно больше загоняйтесь…Отстой!

Ещё «веселее» то, что вульва «должна быть» розовой. А это уже расизм, так как слизистая оболочка влагалища может быть розовой, только если ты бел_ая.

И вообще, всё, что касается внешнего вида вульвы, высосано из пальца.

Так что, если кто-то говорит, что твоё лоно выглядит странно или ты сам­­_а так думаешь, знай: такое видение навязывает общество. А теперь пошли эти стереотипы на три буквы.

Миф 2: Грудь – самая важная часть, и она должна быть идеальной

Я опять повторяюсь? Окей: не каждая женщина имеет грудь, и не каждый человек, у которого есть грудь, является женщиной.

Особенно это заметно по людям из транс-сообщества. Однако есть ещё одна группа, о которой мы часто забываем, но, тем не менее, ложные идеи негативно сказываются и на ней — женщины, пережившие мастэктомию.

Связывая грудь с феминностью, мы создаем напряженность среди женщин с раком молочной железы. При попытке спасти свою жизнь, они теряют ту часть тела, которая тесно связана с определением пола.

И кампании по повышению осведомленности о раке молочной железы во всю пользуются этим. Вы знаете, о чём я говорю: те грязно-розовые браслеты с надписью «Я (сердечко) грудь», которые вроде как посвящены этой проблеме. А теперь давайте посмотрим на ситуацию глазами мужчин.

Тот факт, что «Save Second Base» («Спаси вторую базу») был использован в качестве лозунга, показывает всё, что вам нужно знать о том, для кого, так сказать, грудь создана. Забудь про спасение своей жизни. Во что бы то ни стало сохрани то, что можно пощупать. [Прим пер.: здесь идёт речь об американской культуре свиданий, где первая «база» — поцелуй с языком, вторая — щупать грудь партнёра через одежду].

На самом деле, грудь или её «отсутствие» – это круто просто потому, что это естественно. Плоская, обвисшая или висячая, заострённая или несимметричная — в любом виде хороша.


© Giulia Bersani

Тебе говорят, что «идеальные буфера» — это огромные круглые и упругие мячики с розовыми прямо торчащими сосками и без каких-либо растяжек. Да это *рень собачья!

Соски направлены вниз, чтобы кормить детей грудью. Растяжки появляются из-за внезапно быстрого роста. Вены, волосы, рубцы… Всё это возможно из-за того, что грудь из кожи состоит, а провисают наши округлости из-за, чёрт её возьми, гравитации.

Проблема только в том, что мы вечно ожидаем чего-то другого.

Если кратко: оргазм — это круто, и неважно, как он проявляется. Более того, это круто, даже если у тебя его нет.

Почему-то считается, что оргазм для людей с вагинами — это тайна, покрытая мраком. Мы говорим о нём так, словно он головоломка вроде кубика Рубика. Не поверите, сколько людей рассказывали, как партнёры упрекали их, что с ними «что-то не так» из-за того, что они «как-то необычно» оргазмируют или не оргазмируют вообще.

А правда в том, что мы очень ограничено понимаем то, как на самом деле должен выглядеть оргазм. Все эти пронзительные крики и громкие вздохи, затуманенные взгляды и сжимание простыни, экстаз оттого, что он «вошёл», как говорится, «на пол-шишечки»… Чёрт, это даже мифом не назовешь — просто показуха.


© Giulia Bersani

Большинство людей с вагинами не могут достичь оргазма только через проникновение. На некоторых накатывают лёгкие волны удовольствия вместо бурного экстаза с фейерверком и фанфарами. Некоторые могут испытывать множественные оргазмы, в то время как другие проходят через рефрактерный период, подобный людям с пенисами. Некоторые вагины эякулируют. Некоторые люди просто не оргазмируют.

Главное помнить, что всё вышеперечисленное — проявления оргазма.

Миф 4: Жир должен вызывать у нас стыд и отвращение

Остановись и послушай: у каждого человека на этой земле есть трясущиеся желешки. Если бы у нас не было жировой прослойки, мы бы, просто-напросто, умерли.

Но несмотря на тот факт, что жир в теле существует для поддержания жизни, в культуре царит неоправданная ненависть к нему. Это жирное клеймо, которое связано с притеснением на основании размера.

Это не что иное, как маргинализация и эксплуатация полных людей, укоренившиеся в повседневности и в социальных институтах. А ненависть к ним как к группе заставляет нас страшиться даже небольшого жирочка на нашем теле.

Неудивительно, что это особенно касается людей с яичниками, многие из которых — женщины. Ведь именно яичники отвечают за выработку эстрогена, гормона, который влияет на выработку организмом жировых клеток, особенно в бедрах, ягодицах, на боках и груди.


© Giulia Bersani

И этот глупый страх перед естественностью процессов нашего организма приходится как раз на руку капитализму.

Возьмём целлюлит, например. Эта *ерня — абсолютная выдумка. «Апельсиновую корку» на теле имеют до 98% женщин (или людей с яичниками), и это просто один из вариантов того, как жир может выглядеть на поверхности кожи. Не что иное, как естественное физиологическое явление – и все же «лекарство» от целлюлита на каждой полке!

Мы патолагизируем женское тело. Мы изобретаем дисфункции и болезни там, где их нет. Мы паникуем, тем самым вызывая отвращение к себе. Стоит ли удивляться, что треть женщин испытывают трудности с достижением оргазма, потому что они слишком сосредоточены на том, как выглядят?

Жир — это нормально. Быть толст_ой — это нормально. Научитесь любить себя.

Миф 5: Твоё тело — это вовсе не человеческое тело, поэтому пусть оно не функционирует

Однажды я услышала историю, как мужчина занимался анальным сексом с женщиной. Его шокировал тот факт, что, когда он вышел из партнёрки, его пенис оказался… как сказать, немного грязным. Смеясь со своими друзьями над этим «курьёзом», он жаловался, как было отвратительно увидеть фекалии в такой интимный момент, а его дружки одобрительно качали головой, мол эта женщина — явно отстой.

А вот ещё одна история о неудачном свидании одной молодой девушки, которая как-то обратилась ко мне. Когда та делала партнёру минет, его агрегат слишком глубоко вошёл ей в рот и… да здравствует рвотный рефлекс… девушку вырвало. Прямо парню на колени. Она говорила, что была подавлена и спрашивала, как бы ей избежать следующей встречи с «жертвой».

Безусловно, такие моменты бывают довольно неожиданными и неловкими, но, чёрт возьми, это совершенно не значит, что это что-то ненормальное.

На самом деле, иногда наши тела вытворяют странные вещи. Мы кашляем. Мы чихаем. Мы икаем. Плюёмся и пускаем слюни. Отрыгиваем и пукаем, иногда даже влагалищем. У нас бывают месячные. Мы писаем и какаем. Иногда блюём, плачем, сквиртуем, протекаем.

Такое происходит со всеми, у кого есть тело.

*** Всё вышеперечисленное, и даже больше — это то, что многие бы постеснялись делать в разгар секса. Но это всего лишь физиологические функции нашего тела, которые выполняются регулярно или даже ежедневно. Основная проблема заключается в том, что всем кажется, что женщины так не делают.

Считается, что мы — «представительницы слабого пола», а наша красота обёрнута в эту богине-подобную непорочность — концепт, который исторически использовали как синоним чистоты и отсутствия физиологических потребностей.

Избегать секса и еды похвально для женщины, в то время как мужчинам дозволено вкушать и то, и другое.

Но идея этой чистоты несправедлива, так как этого просто не существует.

Это бесчеловечно лишать женские тела возможности просто существовать. Когда мы рассматриваем женщин как предмет для сексуальных утех, мы не замечаем в них человека.

Мы не можем по-настоящему проявить свою а/сексуальность, если нам некомфортно с нашим телом, с тем, как оно выглядит и как функционирует.

Нам необходимо создать среду, где мы соберем все взгляды, которые вложило в наши головы общество, сотрем их к чёртовой матери и воссоединимся, наконец, с нашим телами и с самими собой.

Вирги Товар как-то писала: «Когда мы учим женщин стыдиться собственного тела, мы лишаем их возможности испытывать сексуальное удовольствие и проявлять сексуальную свободу».

Поэтому самое время отвоевать своё обратно.

*** Мелисса А. Фабелло писательница-феминистка и спикерка по вопросам политики тела, культуры красоты и расстройства пищевого поведения. Её работы затрагивают темы по восстановлению после нарушения пищевого поведения. Также она борется с притеснением людей по размеру и вносит небольшую долю радикальных взглядов в столько популярный бодипозитив. Она является кандидаткой наук в области человеческой сексуальности в университете Уайднера. Узнайте больше о ее работах (и подпишитесь на её рассылку!) на сайте. Также подписывайтесь на неё в твитере @fyeahmfabello.

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: